bormental_r: (Default)
[personal profile] bormental_r
Интересную я обнаружил штуку: в основном, женщинам кино "Черный Лебедь" не нравится! А восторженные отзывы идут, как правило, от мужчин. Феномен. Но об этом после.

Если есть что-то, что я не люблю всеми фибрами, так это балет. Оперу не люблю тоже, но меньше.
Хотя как всякого интеллигентного мальчика меня таскали на все классические балеты-оперы, чтобы я развивался и впитал. Я впитал и развился, но балет и оперу не полюбил. Оперу не полюбил меньше, потому что однажды охренел от мощи Мусоргского, прослушав от скуки по ч/б телику "Бориса Годунова". А скакание мужиков в кальсонах, изображающих страсть в антраша и мужественность в батмане, меня всегда несколько смущало. Также в балеринах меня смущало отсутствие молочных желез и присутствие мощных икроножных мышц. Потом стойкое недоумение у меня вызывала привязанность партийных бонз к балеринам. Правда, в этом они были неоригинальны: еще нашевсё писал от балетных кипятком, а наследник-цесаревич Николай Александрович трахал Матильду Кшесинскую на троих с дядей и кузеном. Зато большевикам потом было где устраивать штаб.
Но это так, лирическое отступление, столь мною любимое.

Посему кино про балет я сел смотреть как раз с неким отрицательным предубеждением.
Тут-то меня и накрыло.

Потому что кино вовсе не про балет.

Почему-то принято сравнивать ЧЛ с другим фильмом Ароноффски, с "Реквиемом по мечте". И сейчас будет не лирическое, а вполне себе профессиональное отступление.

"Реквием…", на мой взгляд, очень слабая картина, повторяющая чрезвычайно распространенное явление: короткометражка, растянутая на полный метр. Талантливый режиссер понимает это и всячески пытается это скрыть, перегружая картину эффектами, типа рваного монтажа, рефренами в стиле МТВ, полиэкранами, псевдозадумчивыми планами, затягивая намеренно эпизоды, которые того не стоят.
Скажем, сцена с мамой, смотрящей ТВ и отвлекающейся на "нападающий" на нее холодильник. Суть эпизода понятна после первого прыжка фриджидера. Но он будет прыгать три раза, чтобы зритель уже начал ковырять в носу и отвлекаться на посторонние предметы. Ибо все уже понятно, но нам назойливо вдалбливают.
Главную героиню, чтобы продемонстрировать падение и ужОс, можно было трахнуть один раз, сцена лесбийской групповухи ничегошеньки не дополняет, не объясняет и не привносит, только затягивает. Мы уже поняли, что ради дозы она готова на все, спасибо, снято. Но метраж надо гнать, а значит – надо нагнетать.
И так далее, и тому подобное.

А в чем причина? Ларчик очень просто раскрывается. В "Реквиеме…" сценаристом выступает сам Ароноффски.
А в "Черном Лебеде"- их три профессиональных человека: Mark Heyman, Andres Heinz, John McLaughlin.
Вот и весь секрет. Когда есть крепкая профессиональная литературная основа – есть, что снимать и о чем говорить. Когда сам режиссер берется снимать по своему сценарию, то материал довлеет над ним, он становится рабом собственного литературного материала, собственных задумок. "Чужое" препарировать легче. Не свое же.

Это номер раз.
Номер два – повторюсь! – кино не про балет. Вообще.

В двух словах (когда пересказываешь смысл произведения, всегда его обедняешь и с этим очень легко остроумно спорить – перескажи фабулу Евгения Онегина и попытайся объяснить "про что" – забавно получится, а по ощущениям – Уау!), так вот, в двух словах – не буди в себе черного лебедя, это опасно для жизни.

Ну да, все это давно сказано, доктор Джекиль и мистер Хайд, безумие шизофреников с раздвоенным сознанием, мальчик Тони, живущий "во рту" сына героя "Сияния", пинкфлойдовское "Кто-то сидит у меня в голове, но это не я" – сто тысяч примеров.
Но тут все накладывается еще на мир искусства, в котором перфекционизм – положительная черта, всячески культивируемая. И для меня если не откровением, то во всяком случае неким ударом стала мысль – не все то золото, что блестит, сиречь, не всякое стремление к идеалу суть благо.

Достаточно интересная, но не бог весть какая задумка режиссера: Одиллия и Одетта – это одна и та же женщина, просто раскрывающаяся разными гранями – становится губительной и смертельной, если подходить к этому со звериной серьезностью. Вот альтер эго героини – Лили (в исполнении Милы Кунис) – ничего не принимает всерьез и не старается разбудить в себе белого лебедя Одетту, он ей просто не нужен. Черному лебедю проще притвориться белым. Но Нина не притворяется, она становится черным лебедем – а это смерть, потому что это уже не она. Она умирает как Нина. А никем другим она стать не может, черный лебедь ее сожрал.

Есть несколько побочных линий, самих по себе очень интересных. Это – мир театра, жуткий, гнусный, убивающий, в котором могут выжить только сильные циники и в котором не места ни рефлексии, ни перфекционизму.
Обычно актеров принято изображать как людей с тонкой мятущейся душой, остро чувствующих и глубоко переживающих искренне преданных профессии.
Но каждый, кто сталкивался с этими людьми, понимает, какой страшный отпечаток накладывает на них профессия.  А я еще и мужчина, поэтому я знаю, на что готовы актрисы ради роли. Это иногда вводит в оторопь и не очень приятно, потому что понимаешь, что тебя хотят использовать. Наивно, конечно, но это очень неприятное ощущение. И как раз женщины это ощущение хорошо понимают и знают, потому как испытывали, а мужчинам это как-то внове и от этого несколько странно.

И в массе своей актеры – очень неинтересные люди. Потому как хороший актер – это человек, лишенный собственной индивидуальности (в отличие от режиссера), из которого можно, благодаря этому, лепить любую чужую индивидуальность. И у них въедается в плоть и кровь привычка все время играть кого-то, потому что своего просто нет.

И этот мир, где все готовы на всё ради какой-то там роли в каком-то балете на Бродвее (где этих балетов как у дурака фантиков), показан очень здорово. Мир без друзей и привязанностей, мир без искренних чувств, замененных игрой.
По моей градации гадюшников на первом месте – конечно же театр. Телевидение занимает почетное второе место, а вот кино – только на третьем.

Каково быть белым лебедем в этом мире?
Плохо им быть. И Нина сходит с ума. От желания быть лучшей, от желания стать не тем, кем она является, от зависти к самой себе и другим, от любви к режиссеру, которая всегда есть у актрисы, играющей главную роль, что сродни любви к создателю, Пигмалион и Галатея, она сходит с ума от ощущения, что никогда не сможет стать другой и от непреодолимого желания стать другой.

Кстати, сумасшествие показано, на мой взгляд, совершенно блестяще. Ты никак не можешь провести грань между бредом и реальностью, пытаешься их препарировать, разделить, и так до конца и не понимаешь, где было сумасшествие, а где – нет. Та самая знаменитая лесбийская сцена, о которой только ленивый не высказался, это реальность или бред героини? Это Лили ее соблазняет или в Нине потихоньку просыпается черный лебедь? А эпизод, где ей не удалось довести себя до оргазма, потому что привиделась мама, спящая в кресле? Это на самом деле было или привиделось в ее воспаленном мозгу?

В ЧЛ – вся суть в том, что она не понимает, что делает. Не знает, что это, происходит ли это на самом деле, или ее воспаленное воздержанием воображение рисует картинки. Тут дело не в самом акте (но зритель привычно видит то, что хочется видеть ,а не то, что нужно), а в том, что происходит с героиней, что это все больше размывается грань между реальностью и ирреальностью. Что она все дальше уходит за ту дверь (про которую The Doors), про которую писали Хаксли и Блейк.
А секс – чего ж мы, секса не видали? Тут про другое…

И этим и объясняется разность восприятия мужчин и женщин. Для большинства женщин мирное сосуществование белого и черного лебедя в них самих – вещь естественная и само собой разумеющаяся. Поэтому их начинает раздражать та, которая белый. Типа, чего дура выпендривается? Чего страдает? Да фигней она страдает!
Ежели почитать, что в сети пишут про фильм и героиню – волосы стынут в жилах! © Как будто люди совершенно другое кино смотрели. И действительно, большинство торопливо считывает первый, внешний смысл.
Это не потому, что я такой крутой умница, вижу вглубь на три метра и круче всех – нет. Это потому, что мне, как мужчине, совершенно не нужно бороться с главной героиней. Она – симпатичная девушка, которой я априори симпатизирую, как априори все мужчины симпатизируют симпатичным девушкам.

Еще одна линия – губительная опека матери. Но это настолько слабо и второстепенно, что об этом и говорить как-то не стоит. По-моему. Это как раз снова  чисто женское – проблема взаимоотношений любой взрослой дочери с матерью. Было бы странно, если бы у героини с матерью были другие отношения, особенно, учитывая, что они живут вместе.

В общем, Black Swan – один из лучших (если не лучший) фильмов, виденных мной за последнее время. Именно по силе эмоционального воздействия.
 
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

bormental_r: (Default)
bormental_r

March 2011

S M T W T F S
  12345
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 23rd, 2017 12:40 am
Powered by Dreamwidth Studios